Ещё раз об истории Европы

544
  • 58
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 18
  • 2
  •  
  •  
    78
    Поделились

Итак, коллега написал о том, что Европа предала чехов в 1938 году, израильтян в 1973 году, грузин в 2008 году и украинцев – в 2014 году. Но на самом деле, ситуация выглядит несколько иначе. Если оттолкнуться от 1938 года, когда премьер-министры Франции Деладье и Великобритании Чемберлен фактически продали Чехословакию Гитлеру, то ситуация выглядит таким образом.

1938 год – предана Чехословакия. По сути, ее судьбу решили три стороны: Франция, Британия и Германия. Причем, суть Мюнхенского пакта состояла в том, что Германии отходит узкая полоска чешских Судет, на границе с Германией, и Гитлер поклялся, что дальше он – ни ногой. Именно адвокатом Чехословакии на переговорах выступала Франция, и именно под ее гарантии, правительство Бенеша не дало добро своим войскам вступить в бой с Вермахтом ни когда те занимали Судеты, ни когда они двинулись дальше. Причем, на момент вторжения, армия Чехословакии была практически равной Вермахту, но имела преимущество в тяжелых вооружениях, в частности – в танках. Они были мощнее немецких и их было больше. Деладье лично заверил Бенеша, что все будет хорошо и «кинул» его. Это стало визиткой Франции и мерилом цены «дружбы» с нею.

Но это было только начало.

1939 – 1 сентября Германия начала вторжение в Польшу. При этом, Польша позаботилась о заключении союзнических договоров с Францией и Великобританией, которые были обязаны вступить в войну с Германией именно для защиты Польши, а не для того, чтобы объявить о войне. В итоге, Польша была разгромлена и разорвана Германией и Совком.

Об этом почти никто не говорит, но ситуация с Польшей была не менее позорной, чем с Чехословакией. Сейчас в любом историческом труде можно найти пояснение того, почему союзники реально не помогли Польше. Оказывается потому, что им не как было направить туда свои войска, поскольку между ними и Польшей была Германия. Просто вдумаемся в глубину абсурда и цинизма этой формулы и зададим вопрос, который возникает просто автоматически.

Звучит он так: «А до подписания союзнического договора, Франция и Великобритания никогда не смотрели на карту Европы и не видели, что между ними и Польшей – находится Германия? После аннексии Чехословакии уже не оставалось никаких вопросов по поводу дальнейших действий Германии, а потому – складывается такое впечатление, что союзнический договор был туалетной бумагой с самого начала, и союзники не собирались предпринимать адекватных действий.

И тут, снова всплывает позиция Франции, как основного дестабилизирующего фактора европейской безопасности. На самом деле, Франко-британский военный союз предполагал некое «распределение труда». Британия никогда не имела крупных воинских соединений, которые можно было бы использовать в континентальных операциях. Сухопутные войска, конечно, были, но небольшие и размазанные по всему миру, где у Британии были колонии.

Наболело. Повторение уроков, или трусливая политика дремлющей Европы

Зато она имела сильный военно-морской флот, решающий любые проблемы военных операций, именно с точки зрения морской составляющей. Поэтому, решив помогать Польше, Британия вполне могла бы обеспечить морские коммуникации союзников. Франция же имела как раз мощной сухопутную компоненту, и потому именно она обязана была модерировать военную операцию по поддержке Польши. Причем, на момент вторжения Германии в Польшу, Французская армия, по своим силам и средствам, была сопоставимой немецкой, как это было и в случае с Чехословакией .

А самое интересное в этой ситуации заключается в том, что вести сухопутную операцию против Германии совсем не нужно было с территории Польши. Франция имеет протяженную границу с Германией и могла бы начать боевые действия просто вводя свои войска в бывшую «рейнскую демилитаризованную зону», на что имела право даже без союзнических обязательств перед Польшей.

К тому времени Вермахт полностью обнажил западное направление, бросив свои основные силы в Польшу, так что для Франции не составило бы труда за неделю оккупировать территорию по западному берегу Рейна, и дальнейшая история пошла бы иначе. В общем, Франция была первым номером в «сливе» Чехословакии, первый же номер остался у нее и в случае с Польшей.

В самом начале статьи мы давали ссылку на материал, где подробно описаны действия, а вернее – бездействие Европы в ходе арабо-израильской войны 1973 года. Там было сказано о том, что когда Штаты, в самый критический момент, решили поддержать Израиль, то Европа даже не шелохнулась, и даже не дала воздушных коридоров для транспортной авиации США, которая уже была загружена оружием.

Добро дала только Португалия (думаю в Израиле это не забыли?), и все закончилось полным разгромом армий Сирии и Египта, а войска Израиля остановил только Вашингтон, поскольку тем могли через несколько часов уже быть в Каире и Дамаске. Но где Европа, и где Израиль? Автор связал их тем, что Европа многократно заявляла о том, что Израиль – единственная страна на Ближнем Востоке, в которой существует демократия. Мол, это уже обязывало Европу сделать другой выбор.

Как потом оказалось, Европа не хотела ссориться с арабами и их нефтедобытчиками, а Штаты – решились, за что получили нефтяное эмбарго и цены на нефть под 100 долларов. Тогда они не продались за черную жижу, как сейчас – за «Северный Поток – 2» продалась Германия.

Операция “Никелевая трава”

Но все это важно применительно к другому эпизоду. Финляндия  – тоже была и есть абсолютно демократической страной, на которую напал уже совок, буквально через пару месяцев после оккупации Польши. И это – очень важный момент, который торпедирует ложную картину исторических событий, которые выстроили в Европе.

Ведь как поясняют политику «умиротворения» (Мюнхен) на Западе и особенно в совке? Очень просто. Якобы, Европа очень боялась призрака коммунизма и коммунистического совка, а потому – хотела столкнуть Гитлера и Сталина. Примерно так поясняется то, почему осталась без реакции оккупация Германией Чехословакии. По поводу Польши, эта же мысль уложена вторым слоем после «физической невозможности» вступить в вооруженную схватку на ее стороне, но этот второй слой – все равно читается. Нам пришлось наталкиваться на эти мысли в некоторых монографиях западных историков. Было это завуалировано как-то так: «Гитлер двинулся на Восток, навстречу неизбежному столкновению со Сталиным». Это о вторжении в Польшу так написано.

А вот Финляндия наносит разрушительный удар по всей этой теории. Совок, начав вторжение в Финляндию (30 ноября 1939), развязал войну со страной демократии, по большому счету – с Западом. Если бы ему удалось задуманное, то в 40-м году он бы уже подмял и Норвегию и Швецию, поскольку направление движения уже было понятно всем.

Максимум на что тогда хватило Европу, это решиться на исключение совка из Лиги Наций, тогдашнего аналога ООН. Но больше никаких практических действий, чтобы остановить экспансию большевиков, так и не было предпринято, а потому – все эти конструкции о том, кто куда направлял Гитлера – не имеют смысла.

За свою политику большой политической проституции, Франция поплатилась очень быстро. Она не просто потерпела поражение от Германии, это была позорная капитуляция, подписанная в том же историческом вагоне, стоявшем в Компьенском лесу, где Германия подписала капитуляцию в 1918 году. И если все остальные участники войны могли пенять на кого-то за все, что произошло, то Франция не имеет на это права.

Справедливости ради, Германия относилась к свои союзническим обязанностям куда более скрупулезно. Когда Италия увязла в Северной Африке, Германия не стала играться в «странную войну», а направила туда свой экспедиционный корпус. Примерно то же самое было и с Румынией, когда Гитлер пообещал Антонеску вернуть захваченные совком земли, летом 1940 года, и просил его не вступать в драку раньше времени. Антонеску послушался Гитлера и тот – выполнил свои обещания.

Наш волонтер потребує допомоги!

Ну послевоенная Европа долго находилась в жесткой увязке с США, и даже в таких ситуациях, как с тем же Израилем в 1973 году, возникали проблемы, а после развала совка, когда Европа стала играть «разнузданную самостоятельность», а особенно тогда, когда на первых ролях Франция стала обходить Германию, подставляя ее где только можно, пошло все то, что мы видим сейчас.

Именно поэтому-то мы и предупреждали политическую силу Пороха, не брать себе название типа «Европейский выбор» или солидарность. Это не подействовало на тех, кто не знает, что такое Европа, и вызывает изжогу у тех, кто это слишком хорошо знает. Нельзя молиться на Европу, ее нужно использовать для достижения своих целей и в той мере, в какой это выгодно Украине, в ее извечной борьбе с Московией. Ни больше и ни меньше.

Anti-colorados


Загрузка…

ПОДЕЛИТЬСЯ

:
Загрузка...
65 queries in 0,895 seconds.