Бросок «Ястреба». Бой куреня УПА «Сіроманці» против войск НКВД

2420
  • 63
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 79
  • 1
  •  
  •  
    143
    Поделились

Бросок «Ястреба». Бой куреня УПА «Сіроманці» против войск НКВД под Унивом

Бросок «Ястреба»: Только благодаря большому боевому опыту и изобретательности, как этого и требует теория партизанской войны, повстанцы куреня «Сіроманці» успешно воевали не один год.

Повстанцы в подходящий момент прибегли к хитрости. На позиции энкаведистов они пустили с десяток бычков из обоза, которых держали на пищу.

Для УПА были характерны такие формы ведения боевых действий как операции, битвы, рейды, бои и акции. По видам это — самые распространенные: наступление и отступление.

Иногда использовали такой вид как осада, что было, скорее, исключением, нежели правилом. На тактическом уровне повстанцы имели целый арсенал способов ведения боевых действий, которыми мастерски владели, чем причиняли врагу немало хлопот.

Наиболее распространенными были набеги, засады, атентаты (террористические акты), диверсии. Повстанцы могли выполнить сложное боевое задание даже не многочисленными подразделениями, для чего умело использовали виды и способы боевых действий в тесном сочетании с силой огня и маневра.

В этом контексте показательны бои куреня (батальона) «Сіроманці» («Волки» — русск.) под Уневом и Пнятыном на Львовщине 30 сентября — 1 октября 1944 года против Внутренних войск (ВВ) НКВД.

С помощью повстанческих документов, воспоминаний повстанцев — участников этих боев и оперативных документов НКВД, сохранившихся в архивах, попробуем воспроизвести не только события, но и показать умелое использование нескольких видов и способов боевых действий в сочетании с огнем и маневром командиром куреня Дмитрием Карпенко — «Ястребом», кстати, бывшим командиром Красной армии.

Дмитрий Карпенко «Яструб» («Ястреб» — русск.), сотник УПА, уроженец Полтавской области (второй справа)
Дмитрий Карпенко «Яструб» («Ястреб» — русск.), сотник УПА, уроженец Полтавской области (второй справа)


Итак, курень «Сіроманці» в составе сотен (рот) «Бурлаки», «Полтавці» і «Сіроманці» и сотни самообороны с Рогатинщины командира Владимира Зобкива — «Коса» и такой же сотни с Перемышлянщины под командованием «Довбні» несколько дней в конце сентября 1944 года находился в Уневском лесу на отдыхе и приводил себя в порядок после многочисленных боев и столкновений с войсками НКВД.

25 сентября 1944 года в райотдел НКВД в Перемышлянах пришел с повинной подпольщик, житель с. Унив Войцех Степан.

На допросе он рассказал чекистам, что повстанцам помогали монахи Унивского монастыря, сообщил численность куреня (до 200 человек с тремя орудиями и пятью минометами) и место лагеря повстанцев.

Также оперативники узнали о том, что повстанцы вывезли из Унива 50 телег соломы, из чего следовало, что повстанцы намерены находиться в Унивском лесу долгое время.

На основании показаний Степана Войцеха энкаведисты арестовали еще нескольких человек, которые подтвердили информацию о курене. Собранные данные стали основой наскоро разработанного плана чекистско-войсковой операции по ликвидации повстанцев.

Между тем, повстанцы постоянно вели разведку. Они обнаружили активное перемещение вражеских войск на путях Бибрецкого, Перемышлянского и Рогатинского районов. 29 сентября разведчики заметили концентрацию крупных вражеских сил в Перемышлянах.

Активная разведывательная работа куреня дала возможность вовремя выявить активность врага, сосредоточение его сил и сделать вывод о подготовке НКВД операции.

Куренной Дмитрий Карпенко отдал приказ о подготовке повстанческих оборонительных позиций. Сотни начали спешно окапываться, готовясь к позиционному бою, что было не очень распространенным явлением в УПА и в принципе противоречило тактике партизанской войны.

Командный состав сотни «Сіроманці». В центре в белом полушубке командир сотни Дмитрий Карпенко — «Ястреб». Источник: Архив Центра исследований освободительного движения
Командный состав сотни «Сіроманці». В центре в белом полушубке командир сотни Дмитрий Карпенко — «Ястреб». Источник: Архив Центра исследований освободительного движения

Утром 30 сентября повстанцы получили приказ о полной боевой готовности — разведчики сообщили о прибытии в с. Унив войск НКВД, готовящихся к наступлению. Это был оперативный состав Перемышлянского райотдела НКВД и подразделения 208 стрелкового батальона (ВБ) ВВ НКВД.

Дмитрий Карпенко приказал сотне «Бурлаки» разделиться на две группы (группу под командованием заместителя стенного «Голки» и группа под командованием сотника «Черного») и выйти на край леса и устроить там энкаведистам засаду.

Вдоль единственой дороги из Унива в лес, выводившей на повстанческие позиции, окопалась чета тяжелого оружия сотни «Сіроманці».

Нна вооружении чета имела два ручных пулемета и два станковых, два противотанковых ружья, 2 ротных миномета калибром 82 мм и один батальонный калибром 120 мм, а также «фаустпатроны» — ручные противотанковые гранатометы и противотанковые мины.

Коренной решил действовать инициативно и на опережение. Отправив в засаду сотню «Бурлаки», он рассчитывал навязать врагу свои правила ведения боя. Тяжелое вооружение Дмитрий Карпенко разместил в направлении вероятного главного удара вражеских войск, в определении которого не ошибся.

Однако часть сотни «Бурлаки» под командованием «Голки» разминулась с врагом и не вступила в бой. Вероятно, энкаведисты в тот момент еще шли маршевыми колоннами и не развернулись в цепь для наступления.

Заместитель командира сотни «Бурлаки» Михаил Небола — «Голка»
Заместитель командира сотни «Бурлаки» Михаил Небола — «Голка»

Вторая часть сотни под командованием «Черного» не успела организовать засаду. Она попала под обстрел энкаведистов еще в лесу и вступила во встречный бой.

«Черный» под натиском наступающего врага отошел на подготовленные на всякий случай для обороны позиции и тем самым подвел энкаведистов под удар четы тяжелого оружия и сотни «Сіроманці».

Действиями сотни «Бурлаки» Карпенко «скорректировал» направление удара войск НКВД именно в том направлении, в котором хотел.

Кроме того, часть сотни «Бурлаки», вступив ситуативно в бой, разведала силы и средства поддержки противника.

Повстанцы уже знали, что на их позиции кроме живой силы движутся танки.

Минеры поспешно в предполагаемом направлении их движения установили противотанковые мины.

Один из пяти танков, участвовавших в бою подорвался на мине. Еще один подбили «фаустпатроном».

Без поддержки танков вражеская пехота некоторое время не шла в атаку, а вела обстрел повстанческих позиций и тылов из пулеметов и минометов. Также из пушек обстреливали позиции обездвиженные недобитые танки.

Энкаведисты не имели достоверной информации о численности повстанцев, поэтому обнаружив «банду неустановленной численности и завязав с ней бой» взялись за обстрел позиций повстанцев.

Они стремились выявить позиции повстанцев и их систему огня. Впоследствии энкаведисты перешли в настырные лобовые атаки.

Участник боя БогданДопира вспоминал: «Первые атаки противника на расположение сотни успеха не принесли, казалось, каждый раз вражеская цепь как бы откатывалась, чтобы снова взять разгон. Но напрасно, наша оборона была непоколебима …».

По свидетельству хроники сотни “Сіроманці«,сохранившейся в архиве, энкаведисты до вечера 22 раза атаковали повстанцев.

По данным самих энкаведистов, они в восьмичасовом бою ходили в атаку 13 раз, но «банда будучи хорошо вооружена и достаточно подготовлена в военном отношении, оказала сопротивление».

Под вечер между враждующими сторонами кое-где завязались пулеметные и минометные дуэли.

Минометы энкаведистов обстреливали повстанческие позиции и тылы, где был лагерь с обозами и куда отправляли раненых.

То же самое делали и повстанцы, обстреливая тылы наступающих и пытаясь точными выстрелами, так как должны были экономить мины, подавить минометные позиции врага.

Две четы из сотни «Сіроманці» Дмитрий Карпенко направил в помощь сотне «Бурлаки» в 22 часа.

Вместе они сдерживали наступление. Курень занял круговую оборону в лесном массиве. Все сотни были на позициях. Энкаведисты окружили курень, но наступали с одного направления. Видимо, на других участках им не хватало сил.

К бою готовы! Повстанцы на позициях. Источник: Архив ЦИОД
К бою готовы! Повстанцы на позициях. Источник: Архив ЦИОД

Для продолжения наступления они ждали подкрепления и оставались на позициях до утра.

Повстанцы же ждали глубокой ночи, чтобы в сложных для наблюдения и ведения боя условиях прорваться из окружения, как это они делали всегда.

Иногда на позициях вспыхивали интенсивные, но короткие, перестрелки. Так продолжалось до полуночи.

Как только стемнело, повстанцы похоронили 17 убитых стрелков. В лагере оказывали помощь 22 раненым.

“Все были голодные и измученные дневным боем. Не хватало также амуниции.

В лесу наступила такая тьма, какая бывает в пасмурные осенние ночи, а боевые подразделения все еще находятся на своих дневных позициях«,- вспоминает Б. Допира. — «И вот, наконец, долгожданный приказ: „Тихо оставить позиции, держать связь между отрядами и отходить по оврагу направо“. Ходить тихо в темном лесу нас, конечно, научили обстоятельства жизни, но пройти всей сотней и перед носом у врага — дело не легкое».

Командир Карпенко принял решение выводить курень из окружения: незаметно снять сотни с позиций и каким-то образом отвлечь внимание врага от намеченного места прорыва.

Повстанцы часто придумывали методы, которые сбивали врага с толку и позволяли отрядам успешно решать основную задачу. Так произошло и на этот раз.

Сотни, взывод за взводом, незаметно снимались с позиций и сосредоточились в яру, по которому они должны были выйти из окружения в направлении с. Пнятын.

Чтобы создать видимость присутствия, полевая жандармерия куреня вела беспокоящий огонь.

В соответствующий момент повстанцы пошли на хитрость. В направлении, где они раньше находились на позициях и вели бой, импровизировали «атаку». На позиции энкаведистов они пустили в десяток бычков из обоза, которых держали в пищу. А полевая жандармерия в тот момент интенсивно обстреливала врага.

Так создалась видимость ночной атаки, на которую энкаведисты ответили огнем. А повстанцы прорывались в час ночи в определенном направлении — туда, где вокруг Унивского леса стояли слабые заставы Внутренних войск.

Карпенко направление прорыва выбрал удачно, поэтому при выходе из окружения курень потерь не понес. Хорошо поработала разведка повстанцев, на сведения которой положился командир.

В том направлении слабую заставу выставил 206 ОСБ ВВ НКВД. Они и упустили выход куреня из Унивского леса. В отчете чекисты списали все на ночные условия, констатируя, что сотни воспользовались темнотой, рассредоточились на мелкие группы и ушли в юго-восточном направлении.

Вероятно, сотня «Сіроманці». На переднем плане Дмитрий Карпенко «Ястреб». Источник: Архив ЦИОД
Вероятно, сотня «Сіроманці». На переднем плане Дмитрий Карпенко «Ястреб». Источник: Архив ЦИОД

Энкаведисты быстро обнаружили выход куреня из окружения. Вдогонку повстанцам они отправили четыре танка с десантом автоматчиков, которые «в результате преследования обнаружили банду и возобновили операцию по ее ликвидации», как об этом сообщает их отчет. В 10 часов утра 1 октября курень остановился на отдых в лесу возле с. Пнятын. Далее Дмитрий Карпенко планировал его вести в комплекс больших лесов на Тернопольщине.

Точно установить местонахождение куреня помог разведывательный самолет, который обстрелял его из пулеметов. Повстанческая разведка после обеда зафиксировала в Пнятыне появление вражеских танков и движение пехоты.

Куренной отдал приказ готовиться к маршу и форсированию железной дороги Львов-Бережаны. Первой шла сотня «Бурлаки». Через железную дорогу успела перейти только одна ее чета.

Весь курень в маршевой колонне на подступах к железной дороге на открытом пространстве попал под обстрел трех танковых пушек в упор. Стрельцы запаниковали настолько, что все могло завершиться полным разгромом отряда.

«Измученность повстанцев, нехватка амуниции и появление вражеских танков привело к тому, что все начали панически бежать. Был момент, когда казалось, что все разлетится», — записывает хроника сотни «Сіроманці».

В подобных ситуациях все зависело от командного состава отряда. Проблеме качественного подбора командиров куреней, сотен и чот Украинская повстанческая армия всегда уделяла максимум внимания.

Повстанцы из сотни "Бурлаки".1944 год. Источник: Архив ЦИОД
Повстанцы из сотни “Бурлаки”.1944 год. Источник: Архив ЦИОД

Боеспособность отрядов и жизни стрельцов всегда зависели не только от правильно принятого решения командиров, но и от их личного примера. Дмитрий Капренко “из трудных ситуаций выводил повстанцев счастливо, а все бои завершал победой. Этим создал себе популярность и безграничное доверие к себе«,- записал впоследствии подпольный хроникер.

Дмитрий Карпенко вывел запаниковавший курень из-под обстрела назад в лес, где приказал занимать позиции. Он лично из противотанкового ружья несколькими выстрелами подбил танк. Другие танки после этого вернулись назад и вели огонь, так и не нанеся вреда.

Повстанцы заняли круговую оборону на более или менее выгодных позициях и отражали атаки вражеской пехоты. Во время первого наступления энкаведисты пустили в бой два легких танка.

Один из них повстанцы подбили, а после того, как отбили атаку, взорвали минами, чтобы враг его эвакуировал. Энкаведисты еще несколько раз пытались атаковать. По позициям четы тяжелого оружия ударили минометы.

Опытный взводный во время первых пристрелочных взрывов мин снял своих подчиненных с позиций и вывел вглубь обороны. Сделал это вовремя, потому что следующие мины уже накрыли позиции. После интенсивного вражеского минометного обстрела стрелки заняли свое место в обороне, избежав потерь.

Вражеская пехота под вечер начала окапываться вдоль леса и железнодорожного пути. Командованию куреня было понятно, что энкаведисты будут пытаться удержать на месте повстанцев до утра, чтобы продолжить бой на следующий день, подтянув свежие войска.

Карпенко собрал командный состав на совещание. «Все были едины в мысли — любой ценой вырваться из окруження, потому что продолжение боя на другой день, при недостатке патронов, могло привести к уничтожению куреня».

Когда совсем стемнело, сотни и обоз сосредоточились для выхода из окружения, курень в прорыв повел Карпенко во главе самой боеспособной из всех сотен — сотни «Сіроманці».

«Когда передовое обезпечение доходило до края леса, все напряженно ожидали первых выстрелов, от чего зависела судьба целого куреня. Шли долгие минуты, а стрельбы не слышно. Это удивило всех, потому что ожидали какой-нибудь неожиданности со стороны большевиков», — сообщает один из повстанческих документов.

УПАвцы определили, насколько позволяло время и ситуация, место прорыва, где они надеялись на наименьшее сопротивление врага. Энкаведисты же ошиблись с определением этой точки, поскольку сосредоточились в другом направлении вдоль железной дороги, где днем застали повстанцев на марше.

Повстанец-пулеметчик с Тернопольщины, 1944 год. Источник: Архив ЦИОД
Повстанец-пулеметчик с Тернопольщины, 1944 год. Источник: Архив ЦИОД

Жидкая их застава в месте прорыва видела повстанцев, но ввязываться в бой, очевидно, побоялась и позволила куреню оставить лес без боя. Повстанческая разведка доносила, что на следующий день, 2 октября, энкаведисты атаковали оставленные повстанцами позиции с двух сторон и, не сориентировавшись в ситуации, начали бой между собой, в котором, якобы, погибли 20 энкаведистов.

Курень «Сіроманці» вышел на оперативный простор и 2 октября объединился с куренем «Гордиенко». Вместе два куреня насчитывали 1800 стрелков. Для ликвидации и преследования такого количества повстанцев НКВД нужно было сосредоточить и перебросить в одно место гораздо больше войск, чем он располагал.

К тому же НКВДисты, очевидно, потеряли след куреня, а чтобы провести разведку и выявить его, должно было пройти еще какое-то время. Это давало возможность повстанцам не только отдохнуть, пополнить боеприпасы и разместить для лечения раненых, но и маневрировать, меняя каждый раз место дислокации.

В целом же, против куреня «Сіроманці» враг задействовал, по оценкам повстанцев, 1500 солдат. Понятно, что все это количество военных в боях непосредственно не участвовалао, поскольку должно было выполнять охранные функции, окружив заставами повстанцев.

В наступлении энкаведисты должны были использовать войск в несколько раз больше, нежели повстанцы. Ведь протяженность линии окружения значительно превышала линию обороны.

Бросок «Ястреба». Бой куреня УПА «Сіроманці» против войск НКВД под Унивом
Повстанцы из Тернопольщины. Сотня «Орлы», 1944 год. Источник: Архив ЦИОД

По данным УПА, в Унивском бою чекисты потеряли более 200 убитыми и неизвестное количество раненых. Такую цифру потерь можно считать достаточно точной, поскольку наступающие всегда несут большие потери.

В оперсводках НКВД сообщал о 6 убитых и 32 раненых за время проведения операции. Данные явно занижены. Соответственно, потери повстанцев завышены в несколько раз — 165 погибших и 15 пленных.

Сами же повстанцы рапортовали о 17 убитых, которых похоронили в Унивском лесу (в воспоминаниях Богдана Допиры 19 убитых). Если верить данным НКВД, у повстанцев должна была погибнуть целая сотня, что означало бы разгром куреня «Сіроманці».

Однако благодаря искусному владению видами и способами ведения боя, курень завершил бои победно.

Только благодаря большому боевому опыту и изобретательности, а не шаблонным действиям, как этого и требует теория партизанской войны, повстанцы куреня «Сіроманці» успешно воевали не один год.

Руслан Забілий, опубликовано в издании Історична правда


Допомога сайту

Приват – 4149605466065448
Приват$ – 5168742712978968

Зробити переказ на ПриватБанк можна за посиланням ТУТ


ПОДЕЛИТЬСЯ

:
87 queries in 0,815 seconds.